четверг, 24 апреля 2014 г.

О детстве…



Послушал я «Балладу о детстве», которую процитировал недавно. И вспомнил. Остро вспомнил, что даже написать захотелось.


Могилёв, улица Большая Машековская. Там мой отец вырос. В доме, который мой дед построил. Семь минут от памятника дедушке Ленину быстрым шагом.
(http://map.by/streets/%D0%9C%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D1%91%D0%B2/%D0%9C/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%B0%D1%8F%20%D0%9C%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D1%83%D0%BB.)

Там послевоенная шпана была вот именно такая: «А в подвалах и полуподвалах ребятишкам хотелось под танки…» Он мне рассказывал, какое посвящение нужно было пройти, чтобы стать машековцем. Нужно было проехать «без рук» вокруг всего района на велосипеде. Причём правило такое – один раз можно взяться за руль руками. Хочешь – при посадке, хочешь – при трогании, хочешь – при трудном повороте на колдобине. На перекрёстках стояли пацаны, для проверки. А рядом ехали экзаминаторы. У них – не забалуешь. Вторым делом было залезть в чужой сад и набрать яблок. Ну, этим даже я промышлял. У деда – сад. Там яблок полно, но это ведь не то. А третьим делом – взорвать гранату. В те времена, с этим добром проблем не возникало. Тем более в Могилёве. Двое мальчишек, с его слов, погибли.

Отец мой был хулиган. Но способный и азартный. Получил золотую медаль в школе на спор. А до того считалось, что вылетит он после 8-го класса. А потом он командовал отдельным взводом химзащиты дивизии, что в Уручье стояла. Где сейчас бригада спецназа расквартирована. Ну, личная гвардия Лукашенко. И где я сам проходил школьные военные сборы в 1988-м году, придуманные Горбачёвым. И своим словом с учений отпустил солдата в отпуск. И опять же, там без спора не обошлось. У того солдата был рекорд дивизии по одеванию химзащиты. Взвод тренировался долго. Добровольно. Из солидарности. Но в сухом остатке, весь взвод побил рекорд. Ещё чем запомнились те учения. Колоду карт истрепали. И одичавших гусей из АК стреляли. Там от гуся, как в него пуля АК попадает, остаётся только башка и лапы… Ну, а солдат привёз из отпуска трёхлитровик самогона и пожрать. А потом политрук всё приставал к отцу, всё в партию звал вступить. Отец – отказывался. У политрука – план. Не слезет. Отец его спросил, что нужно, чтобы тот от него отстал. Политрук сказал, что нужно оскорбить его и Партию. Отец прямо сказал: «Иди ты на хрен, вместе со своей Партией».

А там, от машековской шпаны, двое «стенкой» закончили, остальные просто сидели. Отец вырвался оттуда случайно, в общем. Но хулиганом он так и остался до конца. Я мало с ним разговаривал. Может быть раза четыре всего. У кого отцы живы – не теряйте времени, вам сторицей вернётся.

А фотографии, это часовня на шоссе Могилёв-Бобруйск, где был первый бой с армией Наполеона. Ну, там, где, по легенде, Раевский своих сыновей в строй поставил. Было за что ставить.











1 комментарий: