пятница, 18 апреля 2014 г.

О совпадениях…

Эпиграф.  «Все люди верят. Одни верят, что Бог есть. Другие, что его – нет. И то, и другое  не доказуемо. Вы пересчитывать будете?» (из к/ф «Берегись автомобиля»).



Летела Жизнь

Я сам с Ростова, а вообще подкидыш -
Я мог бы быть с каких угодно мест, -
И если ты, мой Бог, меня не выдашь,
Тогда моя Свинья меня не съест.

Живу - везде, сейчас, к примеру, - в Туле.
Живу - и не считаю ни потерь, ни барышей.
Из детства помню детский дом в ауле
В республике чечено-ингушей.

Они нам детских душ не загубили,
Делили с нами пищу и судьбу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетала с выхлопом в трубу.

Я сам не знал, в кого я воспитаюсь,
Любил друзей, гостей и анашу.
Теперь чуть что, чего - за нож хватаюсь, -
Которого, по счастью, не ношу.

Как сбитый куст я по ветру волокся,
Питался при дороге, помня зло, но и добро.
Я хорошо усвоил чувство локтя, -
Который мне совали под ребро.

Бывал я там, где и другие были, -
Все те, с кем резал пополам судьбу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетела с выхлопом в трубу.

Нас закаляли в климате морозном,
Нет никому ни в чем отказа там.
Так что чечены, жившие при Грозном,
Намылились с Кавказа в Казахстан.

А там - Сибирь - лафа для брадобреев:
Скопление народов и нестриженных бичей, -
Где место есть для зеков, для евреев
И недоистребленных басмачей.

В Анадыре что надо мы намыли,
Нам там ломы ломали на горбу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетала с выхлопом в трубу.

Мы пили все, включая политуру, -
И лак, и клей, стараясь не взболтнуть.
Мы спиртом обманули пулю-дуру -
Так, что ли, умных нам не обмануть?!

Пью водку под орехи для потехи,
Коньяк под плов с узбеками, по-ихнему - пилав, -
В Норильске, например, в горячем цехе
Мы пробовали пить стальной расплав.

Мы дыры в деснах золотом забили,
Состарюсь - выну - денег наскребу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетала с выхлопом в трубу.

Какие песни пели мы в ауле!
Как прыгали по скалам нагишом!
Пока меня с пути на завернули,
Писался я чечено-ингушом.

Одним досталась рана ножевая,
Другим - дела другие, ну а третьим - третья треть...
Сибирь, Сибирь - держава бичевая, -
Где есть где жить и есть где помереть.

Я был кудряв, но кудри истребили -
Семь пядей из-за лысины во лбу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетела с выхлопом в трубу.

Воспоминанья только потревожь я -
Всегда одно: "На помощь! Караул!.."
Вот бьют чеченов немцы из Поволжья,
А место битвы - город Барнаул.

Когда дошло почти до самосуда,
Я встал горой за горцев, чье-то горло теребя, -
Те и другие были не отсюда,
Но воевали, словно у себя.

А те, кто нас на подвиги подбили,
Давно лежат и корчатся в гробу, -
Их всех свезли туда в автомобиле,
А самый главный - вылетел в трубу.

В.Высоцкий, 1977  (https://www.youtube.com/watch?v=MJXmrjI_FPw)

Современная, «новая» Россия просрала войну Чечне. Полностью. Джохар Дудаев просил лишь автономии. Рамзан Кадыров сначала резал с большим воодушевлением «русских солдат», а теперь получает репарации, позврякивая золотой пятиконечной цацкой, и рассказывая как он будет наводить в Москве порядок. Доходчиво, с примерами, чтобы «дорогие россияне» понимали, что к чему. На территории Чечни не действует Конституция РФ. Она, впрочем, нигде не действует, но в Чечне она не действует – практически официально. Просрала Россия войну именно потому, что горцы – это народ. Свободолюбивый, гордый и горячий. И маленький. Но они всегда сопротивлялись российской оккупации. И в Казахстан с Сибирью им мылиться опять не хотелось. Они и дома побриться могут. И будут они независимыми, уже де-юре, как придёт время. Правда, думаю я, что независимость их распространится и на Кубань, и на Ростов с Астраханью, до кучи… Уж очень они по морю тёплому соскучились. Охотское как-то не то… Возьмут все три, чтобы было.
А «не горцы» – не очень народ… У Джорджа Оруэла пролы довольствовались немногим: «тяжелый физический труд, заботы о доме и детях, мелкие свары с соседями, кино, футбол, пиво и, главное, азартные игры — вот и все, что вмещается в их кругозор. Управлять ими несложно». Я, лет десять назад, в городе, где строят БелАЗы – Жодино, увидел очередь, вот натурально, человек из ста. Я не шучу и не преувеличиваю. Стояла она перед универсамом. Но не в него. Там тётя сидела на складном стуле перед складным столом и продавала… лотерейные билеты. (*)
А тут один кадр прославился и оказался как раз из Тулы…
«На радио РСН («Русская служба новостей») в эфир вывели девочку-корреспондентку из Донецка, из захваченного здания администрации. Она бодро, но очень профессионально отрапортовала, а затем… Оказалось, рядом стоял некий командир подразделения. «Вы можете сказать несколько слов для радиостанции в Москве?». Он смог. «Как вас зовут, можете представиться?», - спросила ведущая в студии. «Конечно, - ответил человек, и представился Парамоновым Павел Владимировичем. – Еще вопросы будут? - Скажите, вы из Донецка? Конечно нет, - ответил человек. Я из города Ефремов Тульской области, из России. - А что тут делаете? - Помогаю братскому народу восстанавливать независимость». Немая сцена. Занавес. Очевидно, во рту у ведущей пересохло. Но она выкрутилась: «А как он сказал: еще вопросы будут?, да…
Да, это было саморазоблачение в прямом эфире. Чужие здесь не ходят? Ходят, хотя эти чужие считают себя именно своими.
Услышал я это в прямом эфире на РСН примерно в 10:20 утра. Зайдите на «Москва FM», может и вам повезет. Если еще не стерли. А вот и ссылка)) - http://www.moskva.fm/share/4003/20140411/fromtime:10:20:07 Слушаем с 10:17 до 10:22» [из блога http://v-n-zb.livejournal.com/] 
Да и Латынина на это в последнем «Коде доступа» ссылалась. В подобных вопросах (проверки достоверности информации) она дама щепетильная, буквоедская. Ей можно доверять.
Это же уму не растяжимо… Вы думаете, что это просто совпадение? Что вот первый разоблачённый в Украине российский мудак оказался именно из-под Тулы? Вы думаете, что и у Леонида Филатова было совпадение: «Признаю свою вину, меру, степень, глубину и прошу меня направить на текущую войну. Нет войны – я всё приму: ссылку, каторгу, тьрьму. Но, желательно, в июле… И, желательно, в Крыму!»?
А я думаю, что поэты получают дар «свыше», из другого мира. Мы и сами там бываем во время сна и ещё иногда. И стихи мы тоже иногда пишем. Плохие – все пишут. Как и Рюхин. А вот хорошие – тут пореже бывает. Очень сильно реже. Сейчас есть уже и научная гипотеза (которая полностью совпадает с любой мировой религией), что наш мир может оказаться просто иллюзией, «матрицей». И посланы мы сюда для того, чтобы пройти испытание на степень заложенной в нас мерзости…
Вот здесь (http://www.echo.msk.ru/blog/science_in/1287580-echo/), например, есть кратенькая статья о «тёмной» материи. Что она вполне может быть вот прямо рядом. Если не излучает энергию во вне – будет шариком, если излучает – будет блинчиком, как и «обычная» материя в нашей Галактике. А зарегистрировать мы её не можем потому, что угловая скорость вращения относительно цента Галактики – одинаковая.  И потому, что она ещё и другая. Ну, и чем это от религии отличается? И от А.И.Клизовский «Основы миропонимани Новой Эпохи»? Ничем, кроме определений, в общем-то.
И да, сегодня – Страстная Пятница.
В эти дни я, уже много лет подряд, слушаю замечательный аудиоспектакль «Мастер и Маргарита», чего и вам советую. Вот он (http://kinozal.tv/details.php?id=162955). Ну, и чтобы два раза не ходить, там же «Москва’2042» в исполнении Александра Клюквина, лучшего чтеца, на мой взгляд (http://kinozal.tv/details.php?id=271163).
(*) Всё дело в том, что в Беларуси обычному человеку никакими иными способами квартиру добыть не возможно (http://www.charter97.org/ru/news/2014/4/15/94559/). Многие, очень многие, уже по дадцать лет живут в съёмных квартирах в Минске. Здесь хоть какой-то заработок есть. Ибо, в других городах ловить, в смысле работы, практически нечего. Учитель начальных классов в районном центре получает 3,2 млн. зайцев. Это ~320$. Причём, уже много лет грозят «объединением классов» (детей – нет), и любого строптивого могут просто выпереть на улицу. А идти – некуда. А в лотерею квартиры розыгрывают. По 1-2 штуке в кажом тираже, а тиражи – еженедельно, вроде. И лотерей несколько. Так что, забава эта не то что бы массовая, но достаточно распространённая. Я правда не знаю, кто там выигрывает. Возможно, как и в «1984» фантомы или «блатные», не вникал я в этот вопрос. Но там где есть «мужик-барабанщик, что вращает шары управля лотом» честно быть не может. Как там в фильме «Гений» было: «С нашим государством нельзя играть в азартные игры. У него вся карта краплёная».
P.S. А фотография сделана с моего балкона в полночь с 15 на 16.04.2014. Третьего дня, стало быть. Это полнолуние и Марс, приблизившийся к Земле почти на минимальное расстояние. И вид этот на юго-юго-восток. Вот там, где Марс – Киев, а где Луна – Донецк. Ну, примерно…
P.P.S. И вот ещё что интересно. Что означает фраза: «А самый главный - вылетел в трубу»? Речь о Сталине, это ясно. И он действительно вылетел в трубу. Сжёг народ, просрал страну (это он сам так выражался), а Европу с колониями – не захватил. Опять совпадение, или Высоцкий что-то такое знал? Не уверен, но что-то мог знать. И догадаться о сути.

7 комментариев:

  1. Из последнего.

    Лавруша наш очередную корку отмочил. Оружие, говорит, должно быть только у ментов, как в нормальных странах. Стало быть, США, Швейцария, Израиль – страны не очень нормальные... Ну-ну. Интересно, а его ещё кто-то слушает всерьёз? По мне, он уже давно смешнее Жырика.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Умер лауреат Нобелевской премии по литературе Габриэль Гарсия Маркес. Ну, это тот, кого Войнович не советовал читать ни при каких обстоятельствах. «Монументальная пропаганда» (часть вторая «С песнями борясь и побеждая»):

      «Потрясшее Аглаю сочинение неизвестного зека (который сразу стал очень известным) после «Нового мира» тут же вышло массовым тиражом в «Роман-газете», отдельным изданием в твердом переплете и еще одним – в мягкой обложке и распространилось по всей стране немедленно и тотально, словно гонконгский грипп. В Долгове тоже люди, забывши про все на свете, только об этой книге и говорили, спешили ее прочитать, а прочитав, выражали свои восторги в самых возвышенных выражениях. А кто не был в полном восторге, тот, по нашему мнению, был или глуп, или еще хуже – выполнял задание органов.
      Первым обладателем повести оказался, конечно, Марк Семенович. Он привез журнал из Москвы, где получил его от самого автора, которого знал лично по ханты-мансийской тайге. Привезя журнал, Марк Семенович давал его читать разным людям, среди которых оказался и я. Что, правда, мне удалось с очень большим трудом. Шубкин сказал, что у него очередь, поэтому он даст мне журнал не больше чем на два часа.
      – Вы что, смеетесь? – сказал я. – Разве можно прочесть целую повесть за столь короткое время?
      – А в чем дело? – удивился Марк Семенович. – Здесь всего-то сто двадцать страниц. Разве вы не можете читать со скоростью одна страница в минуту? – Впрочем, тут же он спохватился: – Ах да, голубчик, я забыл. Вы ведь даже партитурным чтением не овладели.
      В конце концов я у него выпросил журнал до следующего утра, а продержал до обеда, потому что радостью открытия счел нужным поделиться с Адмиралом. Тот как раз партитурным чтением владел. Адмирал попросил меня погулять, и, пока я ходил в магазин, на почту и в домоуправление, он уже всё прочел. Повесть ему понравилась. «Неплохо», – сказал он, и это была очень высокая в его устах похвала. Для него «Анна Каренина», «Отцы и дети», «Братья Карамазовы», «Серапионовы братья» были написаны неплохо. Правда, существовала еще более высокая оценка – «недурно», но она относилась к «Войне и миру», «Мертвым душам», «Евгению Онегину», «Илиаде», «Божественной комедии» и это, кажется, всё. Собственно говоря, у него было всего четыре оценки для того, что можно читать: «недурно», «неплохо», «ничего», «так себе» и – пятая, для того, что читать не стоит ни при какой погоде, – «ниже сапога». К пятой категории относилась вся советская литература, кроме «Тихого Дона», большая часть современной западной литературы и Габриэль Гарсия Маркес. Обычно я оценки Адмирала принимал с иронией, но тут мне было не до шуток. Глупым я его не считал, а в связи с органами тоже подозревать его не хотелось. Я стал с ним спорить, что повесть написана недурно. А он говорит – неплохо. А я говорю – недурно. А он – неплохо. А я говорю: а я с вашим мнением не согласен. А он говорит: вы не можете быть с моим мнением согласны или не согласны, потому что у вас никакого своего мнения нет. А что же у меня есть? У вас есть представление о том, что в соответствии с настроениями определенного круга людей в определенное время надо иметь о таком-то предмете такое-то мнение. И вы в вашем кругу, выработав представление, которое считаете своим мнением, устраиваете террор против несогласных. И если я говорю, что я думаю о предмете то-то и то-то, но не то, что, по вашему мнению и мнению вашего круга, я о нем должен думать, вы не можете даже себе представить, что это мое собственное честное мнение, вам легче вообразить, что я говорю это из каких-то комплексов или, еще хуже, с чужого голоса, кому-то в угоду, или… – он посмотрел на меня пристально, – или даже по чьему-то заданию. Вы ведь так думаете, правда?

      Удалить
    2. Подозревать Адмирала в подобных вещах я, конечно же, не посмел и выслушал от него, что я и такие, как я, от главного ЕПЭНЭМЭ отрешились, но в душе все равно остались епэнэмистами. И пытаемся каждый частный случай объяснить единственно правильно и научно, не допуская иных толкований.
      Кажется, я Адмирала таким возбужденным еще не видел.
      – Что ж, – сказал я ему, – я вижу, для вас вообще никто не авторитет.
      – Совершенно верно, для меня никто не авторитет.
      – Ну как же, – растерялся я. – Я не понимаю. Ведь должен быть кто-то, чьему мнению вы можете доверять.
      – А я не понимаю, почему я должен кому-то доверять больше, чем самому себе. Что же касается вашего кумира, то я вас уверяю, пройдет немного времени, вы к нему охладеете и найдете себе другого.
      – Никогда в жизни, – сказал я.
      Адмирал предложил пари, я его принял.
      – Условия, – сказал Адмирал, – запишем на бумаге, а то вы потом отопретесь.
      Я согласился и сочинил нечто вроде расписки, что я, имярек, утверждаю, что писатель такой-то относится к числу величайших писателей всех времен и народов, это мое твердое мнение вряд ли будет когда-нибудь изменено.
      Мне очень неприятно в этом признаваться, но прошло лет, может быть, пятнадцать или двадцать, я мимоходом зашел проведать Адмирала, к тому времени уже постаревшего, и застал его за чтением какой-то книги. Я спросил: «А что вы это читаете?» – «Не читаю, а перечитываю», – ответил он и показал мне обложку. Я сказал: «Охота вам тратить время на всякую чепуху». Он взглянул на меня не без иронии: «А вы что, плохо относитесь к автору?» – «Да я к нему никак не отношусь», – пожал я плечами. И тогда Адмирал – вот злопамятный человек! – попросил подвинуть к нему стоявшую на другом конце стола старинную рассохшуюся шкатулку, со злорадной усмешкой открыл ее, достал какую-то бумагу и протянул мне, спросив: «Вам знаком этот почерк?»
      Кровь, как говорится, ударила мне в лицо. Я не мог себе представить, что память моя сыграет со мной такую злую шутку. Я совершенно забыл, что именно этого писателя искренне обожал и ставил в самый высокий ряд мировых классиков.
      Пожалуй, это одно из самых для меня неприятных признаний, но, будучи человеком исключительно честным, я не могу его не сделать. Тем более что из этого я извлек некое умозаключение. Что, произведя живого человека в кумиры, мы только таким его признаем. А как только усомнились в его божественных качествах, то сразу свергаем его в пропасть, уже даже и действительных достоинств в нем не замечая.
      Уходя от Адмирала в большом смущении, я ему сказал: ну да, конечно, я тогда в определенных обстоятельствах, может быть, преувеличил, стыжусь, но вы-то зачем сейчас это читаете?
      – Ну, – сказал Адмирал с кроткой улыбкой, – я это читаю, потому что это написано местами очень даже неплохо».


      В самом деле, зачем человеку, родившемуся и живущему в России 20-го века, тратить время на басни о том «как хорошо в стране советской жить»? А прожил человек большую жизнь в очень интересное время. Я столько не проживу. А вот времена могут сложиться ещё интереснее... На фоне полного безволия политиков Запада, серый плюгавенький подполковник гэбухи, таскавший чемодан за Собчаком, решил поиграть в геополитику. Может получиться «местами очень даже неплохо». Ну, с точки зрения наблюдателя.

      Удалить
  2. Очень интересно :) Но у меня к тебе две технических просьюы. Первая - делай каты. Там в интерфейсе есть кнопочка с разрывом страницы. Вот ставишь курсор и ее нажимаешь, да. И вторая - копируй в статью только текст, формат сделай потом уже средствами редактора. А то все разъезжается и переносы кривые.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, с «катами» я как-то не совсем пока прочувствовал. А текст я так и вставляю. Только текст, даже по абзацам. Пока что-то не очень выходит. Бум стараться. Я вообще, подумал, что проще прямо там писать.

      Шендерович о Маркесе (http://www.echo.msk.ru/blog/shenderovich/1302502-echo/): «Как я завидую тем, кто завтра откроет книги Маркеса впервые! Какое счастье, что он был».

      Удалить
    2. Познер о Маркесе (http://www.echo.msk.ru/blog/pozner/1305270-echo/): "И вообще, если бы меня спросили, книги какого автора я бы хотел взять на необитаемый остров и только трех авторов я мог бы назвать, конечно, Маркес был бы среди них".

      Удалить