суббота, 30 августа 2014 г.

По натянутым нервам…

(В тексте присутствует ненормативная лексика.)

Началось прозрение.

Я не поклонник Аркадия Бабченко. Для меня он такой же наёмник, которые сейчас душат Украину. На «вторую чеченскую» он пошёл контрактником. Если чего не путаю. И если он прозрел – для меня это не много значит. Моё мнение для него – тоже. Он видел цель в прицеле. Он видел Смерть, которую послал. Он убивал. Он выжил.  И, возможно, да скорее всего так и есть, его слово – значимей. Но – не для меня.

Есть притча «о косточке». Она рассказана в песне-притче Булата Окуджавы «Грузинская песня». Это Библейская притча, а суть её такова. Не только тот имеет возможность на прощение, кто посадил косточку, поливал косточку, пропалывал косточку, подрезал косточку, подпирал косточку, собирал грозди, давил грозди, бродил сусло, фильтровал сусло, разливал вино… Прощение может получить даже тот, кто пришёл в самом конце… Я совершенно согласен с этим. Прощение – да. Принятие извинений – нет.

Вот мы и дошли до лингвистики «великрорусского языка». Попробуйте перевести этот смысл на английский.

А ведь он, Аркадий, мучается. Вам, возможно, то не видно. Вот здесь это недурно показано.

Владимир Высоцкий «Пошли мне, Господь, второго»



Я же, не зная Аркадия Бабченко лично, не зная о его жизни ничего вааще, дарю ему прощение от своей души. За ниже приведённый его текст.

Думаю я, что душа только тогда найдёт упокоение, когда её простят все души, которым зло она причинила. Но сторонняя душа – тоже может поучаствовать. Да, я – романтик. Хотя, и не скажешь.

(А слог-то какой: «сторонняя»… Я же вам говорил, что русский язык – шикарен. Вы просто им пользоваться не умеете. Да и его защитники – тоже.)

Но, что нам до того. Есть вещи серьёзнее блогерских соплей. И это настолько важно, что я во второй раз буду приводить полную цитату.



«Я думаю, мы сейчас наблюдаем становление самой страшной для России войны за двадцатый и двадцать первый век. Не в смысле количества погибших, а в смысле того, что происходит сейчас с обществом.
Еще ни одна нация ни за одну войну не додумалась до того, что можно за деньги отказываться от имен своих павших мужей.
Что можно за компенсацию или квартиру снять имя своего мужа с его могилы.
Что можно отказаться от имени павшего отца своих детей.
Что можно выдавать погибшего за живого.
Что можно соглашаться с тем, что их несуществующие вроде как тела будут закопаны в безымянных могилах в несуществующей вроде как войне в несуществующей вроде как стране.

Как можно быть десантником, каждый день проходить по плацу мимо плакатов "честь, отвага, доблесть", а потом подчиниться мелкому ополоумевшему гэбисту и по его приказу пойди умирать, ДОБРОВОЛЬНО отказавшись от своего имени, стерев воспоминания о себе из окружающей жизни - я не понимаю этого.

В Чечне мы делали смертники из стальных ложек, потому что если будешь гореть в бэтэре, то штатный алюминиевый смертный медальон плавится - и это было главным посылом той войны: быть опознанным. Иметь возможность быть похороненным. Иметь право хотя бы на свое имя, если уж на жизнь не получилось. И наши командиры нам только помогали в этом.

Посыл же этой войны - быть неопознанным. Умереть без собственного имени.
Я не понимаю, как можно скупать своих погибших граждан, тобою же и посланных на войну?
Я не понимаю, как можно продать своего погибшего мужа, сына, брата за компенсацию?
Я не понимаю этого.
Это реально страшно.

Я говорю, что это будет последняя война для России не потому, что ей не хватит сил или экономики.
Это будет последняя война для России, потому что процесс распада этноса уже практически завершен. Моральная деградация нации уже практически состоялась. И эта война только добьет её.

Да и нет уже больше никакой нации. Нет никаких общностей, которые могли бы сказать о каждом своем члене - "мы".
Эта территория населена отдельными группками и сообществами агрессивных озлобленных людей, случайно соединенных друг с другом внешними обстоятельствами, и готовых нападать на всех прочих, кто не входит в их стаю - и никакой нации здесь уже не существует.

Я думаю, когда потомки будут изучать это время, в которое мы сейчас с вами живем, они не смогут описать его.
Потому что, чтобы понимать, что такое "путинизм", в нем надо жить.
Даже наши ближайшие соседи этого не понимают. Украинцы мне пишут - "Россия, просыпайся". Да мы не спим, блин…

Когда человека сами же пытаются убить за то, чтобы не мешал им сдыхать безымянными пронумерованными трупами на необъявленной войне с замалеванными краской бортовыми номерами и снятыми погонами под табличкой с номерком… Я не знаю, что дальше еще нужно говорить.

Каждый раз, когда я в сводках встречаю имена своих знакомых, я каждый раз удивляюсь - ну вот с ним-то точно ничего не могло было произойти.

Шлоссберг теперь, значит. Его, значит, теперь очередь.

Ну-ну…»


P.S. «Даже наши ближайшие соседи этого не понимают».

Не, вот за всех – не нужно. У нас – полное понятие. Вы, дорогие россияне, ёбнулись. Причём – давно. При проклятом царизме. И попутный член вам в дорогу. Жаль, мы гандон предохранительный на вас натянуть не сможем. Так что, засосёт и нас. Впрочем, мы, двести-триста лет под вами жившие, тоже немного ёбнулись. Но не совсем, так как вы…

Комментариев нет:

Отправить комментарий