пятница, 18 июля 2014 г.

Новости из Луганска

Взято отсюда https://www.facebook.com/andrey.vasilenko.5/posts/574949779282951

Если вкратце, то главной причиной моего отбытия из Луганска стали не обстрелы (хотя и это невыносимо), а другое. Вобщем заявились ко мне домой лэнээровские "корреспонденты" (или как и там смерш или еще как?). Хорошо, что меня не было дома. Передали соседи с ужасом. Грозились взорвать из-за меня весь дом нафиг, из-за чего сесоди пришли в неописуемый ужас." Вычисляли мое месторасположение по мобилке. Поэтому я отключил всю связь и подался в Киев.
Зачем я им понадобился? Фиг их знает. Выяснять с ними этот вопрос я не стал. Но ситуация мне напомнила старый советский анекдот про съемки "Молодой гвардии" на "Чукча-фильме". Сейчас вот иронизирую, находясь в безопасности. А еще совсем недавно было не до смеха. Такова человеческая психология.
Пару слов о последних днях моего пребывания в Луганске. Обстреливали конкретно. Последние дни и ночи провел в подвале, там и спал. Другие люди по соседству, кто не уехал, также проводят время в подвалах, лишь изредка выглядывая к себе домой, чтобы что -либо взять, сходить в туалет, приготовить еду. Но все это в обстановке большой тревоги, нервозности. Как только послышатся звуки обстрела, все мгновенно бегут в подвал. Там хоть и сыро, а сейчас нет и электричества, зато относительно безопасно, особенно по сравнению с верхними этажами жилых домов. Хотя и на других этажах небезопасно.
По улицам за продуктами на рынок или в редкие магазины люди идут также в тревоге. Я, например, планирую маршрут передвижения таким образом, чтобы по пути были открытые подъезды, куда можно при случае забежать. В некоторых промежутках в качестве убежищ рассматривал и проходы между гаражами и сараями. Есть шанс спастись от осколков. Но от прямого попадания это не спасет. Такая осторожность у меня возникла после нескольких попаданий под обстрел. Кто оказался, тот поймет меня.
Особый напряг вызывают так называемые защитнички города. Их никто не воспринимает за таковых. Разве что самые идиоты или приспособленцы (и то на словах при людях). Их ненавидят, их боятся, их презирают. Потому даже дебилы поняли, что именно они обстреливают город, именно они хватают людей, грабят имущество, транспорт. Никакое ЛНР, никакая Раша нехер никому уже не нужна.
В Киеве, благо, этого нет, поэтому у меня состояние как у профессора Плейшнера, которого опьянил запах свободы. Но все равно остается огромная тревога за родных и близких, которые остались там.
Всех благ и мира

1 комментарий:

  1. "В Киеве, благо, этого нет, поэтому у меня состояние как у профессора Плейшнера..."

    Подло говорю, но именно так выглядит расплата. За слепоту, за поддержку коммунистов, за "социализм", который "единственно, что объединяет людей". За дурь, в конечном итоге. Украина, как государство, обязательно должна реабилитировать беженцев и эвакуантов. Это сложно, дорого, но крайне необходимо. У вас же земли - что грязи. Пора восстанавливать крестьянство. И это же не так сложно, как кажется. На "Диком западе" люди приезжали с парой голов скота, парой револьверов, парой долларов, и столбили пару гектар пашни. И никакой помощи от государства не было. Так и рождается новая страна.


    Я вчера закончил ковку, и два плана залудил
    И в загранкомандировку от завода угодил.
    Копоть, сажу смыл под душем, съел холодного язя
    И инструкцию прослушал, что там можно, что нельзя.

    Там у них пока что лучше бытово
    Так, чтоб я не отчебучил не того,
    Он мне дал прочесть брошюру, как наказ,
    Чтоб не вздумал жить там сдуру, как у нас.

    Говорил со мной, как с братом, про коварный зарубеж,
    Про поездку к демократам в польский город Будапешт:
    "Там у них уклад особый, нам так сразу не понять,
    Ты уж их, браток, попробуй хоть немного уважать.

    Будут с водкою дебаты, отвечай:
    Нет, ребята-демократы, только чай.
    От подарков их сурово отвернись,
    Мол, у самих добра такого завались".

    Он сказал: "Живи в комфорте, экономь, но не дури.
    Ты гляди, не выкинь фортель - с сухомятки не помри.
    В этом чешском Будапеште уж такие времена.
    Может скажут: "Пейте, ешьте", ну, а может, ни хрена".

    Ох, я в Венгрии на рынок похожу.
    На немецких, на румынок погляжу.
    Демократки, - уверяли кореша, -
    Не берут с советских граждан ни гроша.

    "Буржуазная зараза там всюду ходит по пятам.
    Опасайся пуще сглаза ты внебрачных связей там.
    Там шпионки с крепким телом, ты их в дверь - они в окно.
    Говори, что с этим делом мы покончили давно.

    Но могут действовать они не прямиком,
    Шасть в купе, и притвориться мужиком.
    А сама наложит тола под корсет...
    Ты проверяй, какого пола твой сосед"

    Тут давай его пытать я:"Опасаюсь, маху дам.
    Как проверить? Лезть под платье? -Так схлопочешь по мордам".
    Но инструктор парень-дока, деловой. Попробуй, срежь!
    И опять пошла морока про коварный зарубеж.

    Я популярно объясняю для невежд:
    Я к болгарам уезжаю, в Будапешт.
    Если темы там возникнут - сразу снять.
    Бить не нужно. А не вникнут - разъяснять.

    Я по ихнему ни слова ни в дугу и ни в тую.
    Молот мне - так я любого в своего перекую.
    Но ведь я не агитатор, я потомственный кузнец,
    Я к полякам в Улан-Батор не поеду наконец.

    Сплю с женой, а мне не спится: "Дусь, а Дусь.
    Может я без заграницы обойдусь?
    Я ж не ихнего замеса, я сбегу.
    Я ж на ихнем ни бельмеса, ни гу-гу".

    Дуся дремлет, как ребенок, накрутивши бигуди.
    Отвечает мне спросонок: "Знаешь, Коля, не зуди.
    Что-то, Коль, больно робок. Я с тобою разведусь.
    Двадцать лет живем бок о бок, и все время Дусь, да Дусь.

    Обещал, забыл ты, верно, ох хорош!
    Что клеенку с Бангладеша привезешь.
    Сбереги там пару рупий, не бузи.
    Хоть чего, хоть черта в ступе привези".

    Я уснул, обняв супругу, Дусю нежную мою.
    Снилось мне, что я кольчугу, щит и меч себе кую.
    Там у них другие мерки, не поймешь - съедят живьем.
    И все снились мне венгерки с бородами и ружьем.

    Снились Дусины клеенки цвета беж
    И нахальные шпионки в Бангладеш.
    Поживу я, воля божья, у румын.
    Говорят, они с поволжья, как и мы.

    Вот же женские замашки: провожала - стала петь.
    Отутюжила рубашки - любо-дорого смотреть.
    До свиданья, цех кузнечный, аж до гвоздика родной.
    До свиданья, план мой встречный, перевыполненный мной.

    Пили мы, мне спирт в аорту проникал.
    Я весь путь к аэропорту проикал.
    К трапу я, а сзади в спину, будто лай:
    "На кого ты нас покинул, Николай!"

    ОтветитьУдалить