суббота, 20 сентября 2014 г.

О радикализме, часах и бойкоте товаров…


…или краткий курс истории ВКП(б) исторической политэкономии.

Вы могли бы выйти замуж за радикала?
Простите, за ради чего?

Жена спросила, кто там ещё читает такие радикальные мысли? Я ей отвечаю, что никакого радикализма у меня нет, единственно, чего я от «дорогих россиян» хочу, чтобы не лезли в мой дом со своими порядками, со своим «русским миром», пропади он пропадом. Со своим гэбешным «православием». Со своей «защитой русского языка», особенно с учётом того, что я владею защищаемой субстанцией сильно лучше их. Она мне: «Я тоже не хочу…»

И, кстати, это заблуждение, что радикализм – это нечто плохое по умолчанию. Это связано с тем, что сейчас в обществе господствует мнение, что все альтернативные точки зрения – важны. Это не так. Важны лишь разумные точки зрения, а они не могут быть сильно альтернативными. Ну, например, альтернативная таблица умножения может быть, но обычно она заканчивается грустно. Когда дело доходит до дела.

Ещё пример. Для вашего покорного слуги, любой носитель коммунистических убеждений, является либо – идиотом, либо – подонком. Чаще всего и тем, и тем одновременно. И нет здесь, да и не будет, никакой альтернативы. Как не будет её и в вопросе «о России». Я никогда ничего хорошего от России не ждал, она просто не способна сделать ничего хорошего. Физически не способна. Все её потуги осчастливить кого-нибудь, приводят исключительно к беде для оного. «Эх, родная сторона, сколь в тебе не рыскаю, лобным местом ты красна, да верёвкой склизкою…»

Практика показала, что никаким реформам, никакому окультуриванию Россия не поддаётся. Большая слишком. Единственный раз немного получилось, когда Пётр I-й ЗАВЁЗ немцев. И потом их же на престол и посадил. Он может и не хотел того, но так вышло. Правда потом потомкам тех немцев сполна воздалось от России, за то, что они её, по сути, создали. От Анны Герман вам весточка…

Я когда был в Петродворце (Петергоф) и, особенно, в Царскосельском дворце и Лицее (Царское Село), так экскурсоводы аж заливались, не понимая того, что именно они говорят: картины – как в Италии, оружие – как во Франции, печи – как в Голландии, гобелены – как в Пруссии, фарфор – как в Китае… А что как в России? А вон там лавка резная стоит, да, вон рядом с кирасой парадной Александра III-го. Ну, вон же, она… С надписью «Тише едешь – дальше будешь» и с подлокотниками в виде топоров… Это – как в России.




Вообще-то, много ума не нужно, чтобы природные богатства завоёванных колоний менять на разные товары, лучших художников, архитекторов, строителей, корабельщиков, ремесленников, офицеров, инженеров, учёных, купцов, гувернёров к себе выписывать. Это – не большевики выдумали, то с Петра I-го началось. Правда, он совсем о другом грезил. О державе просвещённой, культурной, европейской… Он хотел пройти трёхвековое отставание России от Европы за несколько десятков лет. Он приглашал в свой шатёр битых шведских генералов и поднимал за них тосты, как за своих учителей. Технологическое отставание он почти преодолел, а вот культурное – не смог. Тут два-три поколения упорства и труда нужны. Труда Престола. Это политикой называется. А с наследником ему, да и России, шибко не повезло. А с учётом того, что закончилась та история наследования «рабом на галерах», то нужно добавить – вообще всем не повезло. У бегемота – плохое зрение, но, с учётом его размеров, это не его проблемы…

Катилась Россия от петровского пинка по инерции до века двадцатого. Ну, ещё Наполеон помог. Сходили дворяне «до городу Парижу», поглядели как там живут. Так потом пятьдесят лет при российском дворе по-французски изъяснялись… А там и народовольцы с эсерами и большевиками подоспели… И спалили народ российский в печи Мировой Революции. Заодно и с немцами поволжскими разобрались. И много ещё с кем. Мало никому не показалось. В СССР к 1980-му году было ~250 млн. человек. Причём, «качество человеческого материала» было уже так себе. А должно было бы быть миллионов 600. И «какчество» – без эмиграции/ГУЛага/войн. Только такой порядок цифр мог бы удержать Сибирь. Никакие ракеты/боеголовки не заменят 400 миллионов приличных граждан страны. Угу. Просто тогда Китай был ещё слаб. Не до Сибири ему тогда было… Внешне. Но европейцы никогда не понимали Азию. Азия – вечна, ей некуда спешить. Сибирь не может не упасть в руки Китая, ей просто больше некуда падать.

А потом коммуняки оставили только обмен ресурсов на товары и еду (а сами – танковые армии строили). Весь остальной «культурный завоз» был упразднён за ненадобностью, вредностью и опасностью. Ну, было немного французского кино и эстрады… Но еды – на всех не хватало. Когда Владимир Высоцкий впервые попал в Западный Берлин и увидел витрину тамошнего гастронома, ему стало плохо. О том Марина Влади пишет:



«В самые счастливые минуты ты всегда вспоминаешь о страшных временах,  о
войне, о тех, кому плохо...
     В  семьдесят  третьем году мы едем  в  Западный Берлин через  Польшу  и
Восточную  Германию.  Всю  дорогу  ты  сидишь  мрачный  и напряженный. Возле
гостиницы ты выходишь из машины, и тебе непременно хочется посмотреть Берлин
- этот первый западный город, где мы остановимся на несколько часов. Мы идем
по улице, и мне больно на  тебя  смотреть. Медленно, широко открыв глаза, ты
проходишь мимо  этой выставки невиданных богатств  -  одежды,  обуви, машин,
пластинок - и шепчешь:
     - И все можно купить, стоит лишь войти в магазин...
     Я отвечаю:
     - Все так, но только надо иметь деньги.
     В конце улицы мы останавливаемся у витрины продуктового магазина: полки
ломятся от  мяса, сосисок,  колбасы,  фруктов, консервов.  Ты бледнеешь  как
полотно и  вдруг сгибаешься пополам, и тебя начинает рвать. Когда мы наконец
возвращаемся в гостиницу, ты чуть не плачешь:
     -  Как же так?  Они  ведь  проиграли  войну, и у  них  все  есть,  а мы
победили, и у нас нет ничего! Нам нечего купить, в некоторых  городах годами
нет мяса, всего не хватает везде и всегда!
     Эта   первая,   такая   долгожданная   встреча   с   Западом   вызывает
непредвиденную  реакцию.   Это   не   счастье,  а  гнев,   не  удивление,  а
разочарование, не  обогащение  от открытия новой  страны, а осознание  того,
насколько хуже живут люди в твоей стране, чем здесь, в Европе...

     В  эту  ночь ты не сомкнешь глаз. Ты произносишь  как  в  бреду обрывки
фраз,  потом долго молчишь. Война: потерявшиеся дети, сироты,  собравшиеся в
стаи, как  волчата, - озлобленные  и голодные,  кочующие  по  обескровленной
стране. Война: женщины, на которых легла вся тяжесть мужской работы, вдвойне
придавив  их.  Война: блокада  Ленинграда, долгие месяцы ужаса  и отчаянного
мужества,  когда  жизнь  продолжалась  несмотря  ни на  что,  эти  оркестры,
составленные из стариков-музыкантов,  играющих почти беззвучно, умирающих от
голода   и  усталости.  Война:  несколько   миллионов  калек  с  непоправимо
изувеченными телами  и  душами.  Теперь  ты  сидишь у окна словно каменный и
рассказываешь каким-то чужим голосом: мужчина тридцати пяти лет  потерял обе
руки и обе ноги. Таких называют "самовар". Его поднимают, переодевают, моют,
кормят. Его укладывают в кровать, похожую на  коробку, а он не  спит.  Утром
его  усаживают на  специальный стул на высоких ножках - такой, будто детский
стульчик. Его жена, которой принесли с войны этот мешок страданий, ухаживает
за  ним,  выходила его. Ей сообщили, что ее беспомощный муж проживет еще сто
лет. Он здоров, сердце, освобожденное от обязанности подводить кровь к рукам
и  ногам, будет биться еще очень долго. Она любит  его, она  хочет, чтобы он
жил, даже такой  ценой. Поначалу он отказывается говорить. Но  вдруг однажды
вечером  он начинает  задавать вопросы  о доме, о жизни в  квартале. Женщина
счастлива,  что ему  это интересно,  и  рассказывает о  каких-то  наполовину
придуманных событиях, происходящих у соседей и во дворе.
     Жизнь идет своим чередом, квартал отстраивается заново. Играют свадьбы.
Мужчина говорит, что он хочет сам посмотреть, как люди живут, только вот как
бы это устроить?  Из  своей  коробки  и даже  со стула ему ничего  не видно.
Женщина подтаскивает  его  к  окну. Так  он  может  смотреть на  солнце,  на
цветущие  деревья.  Это  весна.  Мужчина внимательно  разглядывает  набухшие
почки, окна, отмытые от приклеенных на  зиму полосок бумаги. Он смотрит, как
внизу, во дворе  играют дети.  Пригревает солнце, и их постепенно раздевают,
как луковички, от тяжелых  зимних одежек... Соседи привыкают видеть за окном
лицо  мужчины.  Становится теплее, можно  открывать  окна.  Сильная  женщина
заботливо  усаживает беспомощного  мужчину  в высокий  стульчик у  окна. Она
уходит на работу,  за ней закрывается дверь.  Мужчина наклоняется, цепляется
зубами  за  занавеску  в цветочек,  нечеловеческим усилием вынимает себя  из
стула,  раскачивается,  переваливается  через  подоконник  и,  разжав  зубы,
навсегда освобождается от обязанности жить».


А вы, небось, и не в курсе того, что у слово «самовар» в русском языке есть два омонима… Зато многие в курсе того, что в т.н. «Брежневском застое» было жить хорошо и жизнь хороша…

Даже Владимир Меньшов разродился глупостью… Потенциал он какой-то в совке нашёл: «Если сегодня поинтересуешься у ветерана диссидентского движения: «За что ты ненавидел советскую власть?», то едва ли дождешься внятного ответа. Все сведется к дефициту колбасы и острому желанию смотаться за рубеж. То, что мы сумели выжить и защитить себя, они по-прежнему не воспринимают — так же, как и планы атомных бомбардировок русских городов, игнорировали фантастические успехи нашей страны. Мы до сих пор расходуем потенциал, накопленный СССР, никак промотать не можем».

А СССР у нас развалился не потому, что клепал танковые армии, не потому, что вооружал и снабжал всех мудаков, готовых «строить социализм» по всему миру, не потому, что из-за того жратва в стране закончилась, а потому, что Горбачёв не с тем кексом жил в общаге. Рекомендую снять фильму по сему сценарию. Ага. И полностью раскрыть в нём тему «Мы – не рабы!»

На что ему Алексей Девотченко ответил: «Ненависть или любовь к советской власти в большинстве случаев – вопрос генетический».

И ещё сообщаю Владимиру Меньшову, что ПЛАНЫ бомбардировок городов противника есть У ВСЕХ армий мира. А если у армии есть ядерное оружие, то есть и планы его применения. И что с того? Орден от Путина на юбилей захотелось? А что, пусть, не отказываться же, если выпишет. То только обеспеченному человеку под силу. Мужеством обеспеченному. Только пусть его вручает не в Георгиевском зале, а на Бутовском Расстрельном полигоне. А потом милости просим в Минск, в Куропаты… Посмотреть на «фантастические успехи нашей станы». Вы ведь в прошлый раз туда не заехали, Владимир Валентинович.

А сейчас «гэбушные ребяты, захватившие Кремль» пошли ещё дальше. Опыт Петра I-го был признан не совсем удачным. Было признано более разумным не заводить культуру европейскую у «родных берёз», а самим начальникам выезжать в культурные места. В перспективе, лет через 20-30 – насовсем. А пока детей там учить, недвижимость прикупать, счета пополнять, лечиться… за наворованное «здесь» на всяких «трубопроводах» и «олимпиадах». А челядь российская хай бьётся в экстазе от «вставания с колен». Что с дурней взять-то, если у них вместо мозгов – телевизор. Ну, грех же не попользовать такое обстоятельство. Жаль, что недолго «вставать» осталось, окончание «Марлезонского балета» уже просматривается…
 

И сейчас самое лучшее, что Россия может для меня сделать – забыть о моей стране. Навсегда.
Вот как в «Обыкновенном чуде» Король говорил: «Уйди отсюда. Совсем. Навсегда».
Но это, хвала Перуну, скоро осуществится…

 

В Китайский парламент внесён законопроект о присоединении иностранной территории к КНР.


Китай продолжает стягивать войска к границе с Приморьем.

 

  





В жизни есть разные моменты, на которые нет чётких взглядов и разделения плохо-хорошо. В конце концов, наш мир – это как геометрия Евклида. Он тоже стоит на аксиомах – Десяти Заповедях. А у папуасов племени Мумба-Юмба другие заповеди. Это называется – «общественная мораль». Свод правил, выработанный обществом, что можно, а что нельзя делать. Обычно, выполнение этих норм повышает качество жизни общества. Но неукоснительное выполнение норм общественной морали – тоже можно назвать радикализмом. Хе-хе. Как говорил Коровьев: «Это смотря с какой стороны посмотреть на вопрос. Всё это зыбко и условно…» И есть только один инструмент, который безошибочно определяет «кто плохой, кто хороший». Называется он – совесть. Часть души человеческой, отражённой в его разуме. Хотя, щемит почему-то сердце…



Ну и вот, часы. Петродворцовый часовой завод, «Ракета». Куплены 16.09.1985. Позолоченные, 45 рублей.
С «противоударным  устройством оси баланса». Подарок от бабушки.
Символ «Кузькиной матери» и покорения космоса.

Эх, кто же тогда знал, что через шесть с хвостиком лет СССР – не станет? Что накроется могучий Советский Союз кремлёвскими звёздами?.. Диссиденты, годами не вылезавшие из психушек и тюрем, не верили, что доживут до сего светлого дня. Они были уверены, что этот день – настанет, но не думали, что так скоро…
Впрочем, судя по событиям 1985-го, по тотальному «дыфцыту» вообще всего, кроме газеты «Правда», в которой ничего об Афганском «Грузе-200» и отсутствии еды в магазинах не писали, можно было догадаться, что конец близок. Просто народу было не до догадок. Жратву «достать» на ужин, вот и все народные побуждения тех времён. А товары хорошего качества сметались с прилавков мгновенно, ибо за деньги купить было нечего. Посмотрите на дату выпуска «Ракеты» – 4-го сентября 1985-го года. За 12 суток до продажи. Поступили часы в столицу союзной республики, бывшей на особом снабжении. Но чтобы их купить, нужен был, как минимум, знакомый продавец. «Мамы-папы говорят, всюду всё решает блат…» Такой вот очумительный потенциал был у Советского Союза. «Блондинку за углом» пересмотрите или «Берегись автомобиля»…







Часы ходят и сейчас; причём, проверял недавно отклонение хода, получилось ~42 секунды отставания в сутки. Я их носил немного, пять с половиной лет. С октября 1985-го по апрель 1991-го. Но корпус побил конкретно, подросток же. Только что в ванну в них не ходил, они не водостойкие. А так спал в них, в футбол играл, с горки катался. Два стекла разбил, секундную стрелку потерял… Короче говоря, реставрировать корпус нужно, стекло менять на «минеральное», чистить механизм. А это, похоже, только в Питере можно сделать. Там есть мастера по «Ракете». Хотя, я досконально не изучал вопрос. Завод в Петродворце и сейчас есть, только он теперь выпускает кабинетные часы с боем. Для кабинетов вчерашних бандитов, ныне – бизнесменов и чиновников. Они почему-то путают благородство с респектабельностью и пытаются купить его за деньги. Про завод я узнал, как был в Петергофе в 2007-м году. Но сейчас, я смотрю, они опять стали наручные часы выпускать.


А потом друга забрили в армию и я выклянчил его «Электронику’55». Потом развалился СССР, и часы тоже сдохли. По батарейке. И стало проще купить новые часы, чем искать батарейку. Ибо, даже в СССР, пока он не развалился, с батарейками был полный швах. 373-й элемент «круглый» на 1.5В был, а вот т.н. «плоских» батарей на 4.5В – не было, хоть тресни. Дошло до того, что игрушки на этих батарейках перестали покупать, и стали в комплект две батарейки класть.

Ну, так вот. Купил я ещё одну 55-ю «Электронику», благо стоила она ~3$ тогда. Это было очень дёшево даже для студента. Чай, не 45 рублей в 1985-м году. То была существенная сумма. Низкоквалифицированный персонал получал рублей 75-90, с ВУЗом – 110-120, с научной степенью (кандидат наук) что-то около 145-150-ти рублей. А стипендия в ВУЗе была 40 рублей.

Ну, натурально, как батарейка сдохла опять, пошёл купил ещё одну. Там, в целом, неплохой функционал. Т.н. «ЦНХ» (центральная настройка хода) – можно выставлять погрешность и часы идут очень точно, несколько секунд в месяц отклонение; будильник, подсветка, секундомер, таймер – яйца варить. Я в этих часах даже женился. Потом они разбились и лежат где-то в коробке. И года с 1998-го живу я без часов. Во-первых, часы есть в машине. А потом и в мобильном телефоне. Это было по молодости удобно и как-то ново.

Но сейчас мобильный телефон уже забодал, он мне особенно никогда и не нравился как часы, да и сам по себе. Я и завёл-то его себе году в 2003-м где-то, одним из последних. А сегодня я наблюдаю возвращение моды на наручные часы. Молодёжь, да и средний возраст, стали носить наручные часы, правда мобильники ещё не выкинули. Скоро выкинут, по мере обучения думанию… Ну, а с возрастом мнение, что часы должны быть механические, а кварц – это «фу», только укрепилось.


А вот, вторые часы. Чистопольский часовой завод, Татарстан. Официальный банкрот с 2010-го года.
Куплены 16.09.2014. Через 29 лет. 792.000 «зайцев» (76,5$).
Ну, теперь-то многие знают, что скоро России – не станет.
Нужно спешить. На память купил.

Восток «Командирские». С «противоударным устройством узла баланса». С вращающимся безелем.
Символ советского милитаризма. (И ещё – российского. Там бройлер-мутант с лишней хромосомой головой на задней крышке отштампован. Который кочумает уже 800 лет, мир кошмарит… Ну, с печати Золотой Орды.)
 


С танком Т-55 на циферблате. А у мну ВУС резервный – танкист. Да и дед был танкистом. И «на картошке» когда-то, вот ровно 23 года назад, был у нас преподаватель с военной кафедры, танкист-подполковник. Классный дядька, маленький, рост 165 где-то. Мы с ним часто беседовали, он мне многое порассказывал.
Да и наш любимый беллетрист – тоже танкист. И на Т-55 в 1968-м Чехословакию «освобождал». А тут ещё и день танкиста надысь был. И число 17-е сентября – рядышком. День «освобождения» Польши. Всё в цвет.










Я вот такие с начала хотел, но такие к нам не возят. Разница в корпусе. Там – сталь, здесь – латунь хромированная. Соответственно, водозащита разная.  А тащиться за ними «на Moscow» не шибко умнO. Но разница не сильно велика. Мне же они нужны как память. К тому же, военные обычно носят часы на ремешке, а танкисты обычно не плавают. Стало быть – это аутентичнее. А что до вопросов ко мне «за покупку российского», так «ложил я болт» на сие вопросы. А теперь прослушайте лёгкий музыка…
 


Она сказала: "Не люблю!"
А он сказал: " Не может быть!"
Она сказала: "Я не пью."
А он сказал: "Мы будем пить."

Когда же выпили вино,
Она сказала: "Дорогой,
Закройте шторы и окно..."
А он сказал: "Пора домой."



P.S.  По результатам трёх суточного теста отклонение составило ~20 секунд вперёд. Это вполне приемлимо для механики. И хорошо, что часы именно спешат, а не отстают. Так у вас всегда запас времени имеется. (Я когда-то обнаружил такую странность. «Ракета» ни с того ни с сего начинала на 4-5 часов в врать в сутки. Это бывало раз-два в году. Потом проходило само. Солнечные бури, не иначе.)

По результатам теста подсветки от светомассы.
а) Если вы будете класть часы в ванную комнату, а потом заходить снаружи для проверки, то через пять минут вы уже ничего не увидите. А вот если сидеть в темноте с часами самому, то выясняется, что минуты через 2-3 резко, раза в два падает интенсивность подсветки. Может быть это связано с физиологией адаптации глаз к темноте. Но потом, в абсолютной темноте время читается через 15 минут. Больше мну сидеть забодало. Только циферблат нужно к лицу подносить. А если его расположить непосредственно перед глазом, где находится стекло очков, то точки и полоски стрелок не фокусируются, а видны как пятнышки, но они имеют выраженные границы, и время легко читается.
б) В реальной ситуации, в тёмной спальне с закрытыми шторами удалось считывать время в течении 30 минут. А потом я заснул…


P.P.S. Вот подробности, кому они интересны.  Масштабные фотографии (5 копеек – 25 мм в диаметре) и сканы паспортов.







1 комментарий: