суббота, 13 декабря 2014 г.

О «Последнем адресе»…



«Извинятся не за что», – В.В.Путин.

Мимо этого пройти – нельзя. Просто потому, что это – самое важное, что происходит в России и с Россией за последние десятилетия. Это называется – покаяние. Это начало лечения страны, что нужно было начинать делать ещё в 1991-м. С моей точки зрения – лечение уже запоздалое, страну уже не спасти, но ваш покорный слуга не последняя инстанция. И да, лучше поздно, чем никогда – это тот самый случай. Если нельзя спасти страну, можно попробовать спасти хоть её честь и честь людей. Не вернувшихся и живущих сегодня.


Вкратце, суть такова. В крупных городах, особенно в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске (здесь меньше, он был очень сильно разрушен) сохранилось множество старых домов. Откуда в 20-30-40-50-е годы «забирали» людей, и куда они больше никогда не возвращались.

И нашлись сегодня люди, которые придумали это мероприятие, так скажем – «Последний адрес». Любой современный житель такого дома по архивам, собранным «Мемориалом», может разыскать подобных «невозвращенцев» и поставить на свой дом маленькую (11х19 см) мемориальную табличку об этом. Вот такую.



За свой счёт, как правило. Дизайн таблички – обсуждался, был принят вот такой. Символ утраты. Как будто из рамки достали фотографию. Не знаю, технически такой дизайн в будущем может вызвать сложности, например с покраской фасадов. Но как есть, да и потом можно изменить, думаю.


Вчера в «Сути событий» Сергей Пархоменко об этом тоже говорил. В частности, рассказал, что уже есть заявки из Питера, Киева, Одессы, Еревана, Минска. И это очень важно именно потому, что: “«Последний адрес» – это памятник тому, что человек имеет своё достоинство, а государство пытается его этого лишить.”








Добавлю лишь, что это будет очень важным индикатором – что именно будет происходить вокруг этого уже движения. Будут ли вандалы ломать или портить эти таблички и как часто, будут ли их разыскивать и привлекать к ответственности, появится ли сопротивление государства этому, сколько будет выявлено жильцов, категорически сопротивляющимся установки подобных табличек на своих домах. И, наконец, будут ли эти таблички считаться памятными знаками и попадать под защиту соответствующих законов.


Ответы на эти вопросы очень важны. Ведь, в конечном итоге, это всё отвечает на вопрос Воланда: «Изменились ли москвичи внутренне?»

Комментариев нет:

Отправить комментарий